Реформатское богословие в руках слуги. Моё посвящение Джеймсу Пакеру (1926-2020)

Реформатское богословие в руках слуги. Моё посвящение Джеймсу Пакеру (1926-2020)

90 года Джеймс Пакер написал мне открытку. На ней его мелким почерком была выведена фраза: «Подкрадись к своей жене сзади и прошепчи ей на ухо: “Эллис Питерс, Элизабет Питерс, Эндрю Грили, Ральф Макинерни, Уильям Кинзел, Чарльз Меррилл Смит”, – и посмотри, как она отреагирует».

Все это – современные авторы детективных романов. С этим связана одна история.

Поднимая знамя

В конце 1980-х годов я испытывал некий кризис среднего возраста. Мне не хотелось оставить жену, уйти в кругосветное плавание или купить мотоцикл. Я искал настоящего братского общения с пасторами из разных деноминаций, для которых действительно был важен Божий суверенитет в деле спасения, с пасторами, которые дорожили Кальвинизмом (с маленькой буквы «к», но с огромной радостью – «радостью неизреченною», как ее называет Петр (1 Петра 1:8)).

Я знал, что где-то есть именно такие пасторы, потому что они собирались маленькими группками на таких конференциях как «Основатели Южных баптистов» (Southern Baptist Founders) и «Знамя Истины» (Banner of Truth). 

Но мне хотелось задать этому общению особый тон. Действительно серьезный – серьезный до мозга костей. Действительно наполненный радостью – радостью харизматической. Действительно укорененный в истории – в продолжение дела Лютера, Кальвина, Оуэна, Эдвардса, Сперджена, Ллойд-Джонса, Пакера. Чтобы это было очень современно – с лучшими, мощными песнями, восхваляющими Бога. С сердцами, действительно горящими миссиями и недостигнутыми народами. Действительно любящими поместную церковь. Действительно смелыми, готовыми громко вслух сказать: «Убивать младенцев в утробе – чудовищно, а межрасовое уважение и справедливость имеют огромное значение».

Вот какое знамя я хотел поднять. Хотел увидеть, кто пойдет и вместе со мной будет петь и слушать проповеди, насквозь пропитанные Библией и богословием Реформации. 

Как же мне было все это осуществить? Как я мог помочь пасторам воспринимать все это серьезно? Никто меня не знал. Зачем бы им вдруг приезжать? Мне нужен был спикер, которого бы пасторы знали и уважали, и кто верил бы в такое видение. 

Я написал Джеймсу Пакеру. К моему удивлению, он с готовностью откликнулся. И вот, весной 1988 года, мы провели первую конференцию для пасторов «Вифлеем» (Bethlehem). С этого момента конференция стала ежегодной. 

Пакер всегда поступал подобным образом в отношении никому не известных церквей и конференций. Он был слугой.

Настроен служить

Вернемся к авторам детективных романов. 

Пока он был здесь на конференции, мы с Ноэль пригласили его и других спикеров к нам домой на ужин. В ходе беседы речь зашла о том, что Ноэль любит детективы. Пакер заинтересовался: «Кто ваш любимый автор? А можно посмотрю вашу коллекцию?» И эти двое удалились в «библиотеку» Ноэль. Шли годы, а он никогда не забывал эти счастливые моменты и вспоминал о них в беседах и переписке. Отсюда и совет из его открытки: я могу добиться большей любви своей жены, если украдкой прошепчу ей имя Уильяма Кинзела, а не Джона Кальвина.

Поэтому для меня имя Джеймса Пакера – это реформатское богословие в руках слуги. Он не стремился оказаться на виду, а скорее старался поддержать воплощение мечты других. С его интеллектуальными способностями можно было организовать и возглавить движение, но у него была другая духовная склонность – служить.

Непопулярный богослов

Несомненно, между лидерством и влиянием есть разница. Было много популярных лидеров, влияние которых незначительно. Однако спокойное постоянство Пакера в написании книг и его закулисная работа в движениях, которыми руководили другие, сделали для укрепления и усиления евангельского реформатского возрождения больше, чем деятельность многих лидеров, бывших на виду.

Он знал, что работа богослова не очень популярна. В 1991 году он написал: «Богословы призваны быть для церкви инженерами по водоснабжению и канализации; это их задача: сделать так, чтобы чистая Божественная истина в изобилии поступала туда, где это необходимо, и отфильтровывать нечистоты, которые могут нанести вред здоровью». (В поисках благочестия, С. 15)

Другими словами, реформатское богословие в руках слуги.

Сенсационное вступление

Другой пример, что у Пакера было сердце служителя – это его стремление помочь другим с их публикациями. Его имя появляется в сопроводительных статьях в конце такого количества книг, что диву даешься, как же у него хватало времени писать свои собственные. Когда я говорю «помочь с публикациями», я имею ввиду не только его писательские аннотации, но также его предисловия и вступительные эссе.

На память мне приходит одна из таких работ Пакера. Она имела эффект разорвавшейся бомбы. В 1958 году «Знамя Истины» переиздавало книгу Джона Оуэна «Смерть смерти в смерти Христа» – трехсотстраничное разъяснение конкретности искупления (или ограниченного искупления). Пакера попросили написать вступление. И как мне кажется, такая работа – работа истинного слуги, потому что вступительные статьи обычно теряются и забываются, выполняя роль трамплина и помогая читателю окунуться в чтение самого произведения.

Но на этот раз тихий, скромный, не занимающий лидерских позиций человек произвел сенсацию. Это была бомба. «Вступление» начало жить своей жизнью. Его многократно переиздавали в различных форматах, а сегодня оно доступно онлайн. Я использую слово «бомба», потому что, когда его напечатали как самостоятельное произведение, стена сложного для понимания языка Джона Оуэна была разрушена, и оно стало известно само по себе даже больше, чем как часть книги Оуэна.

Восстановление Евангелия

Я считаю это эссе (меняя метафору с бомбы на кирпич) одним из важнейших строительных элементов реформатского возрождения за последние пятьдесят лет. Главным в его эссе было не ограниченное искупление – главным было Евангелие. Пакер утверждал, что пять пунктов кальвинизма, несмотря на все их ограничения (которые он детально описал), являются серьезной поддержкой в разъяснении того, как понятие спасительной работы Бога, провозглашенной в Евангелии, становится размытым, если эти пять принципов исторического кальвинизма отвергнуть. Он писал: «Не имеет большого значения, называем ли мы себя кальвинистами. Что действительно важно, так это то, что мы должны иметь библейское понимание Евангелия. Однако, как мы полагаем, это по сути и означает его понимание с позиций исторического кальвинизма. Толковать его иначе – значит заблуждаться и искажать его... Современные евангелисты, по большому счету, перестали проповедовать Евангелие по-старому, и мы откровенно признаем, что новое Евангелие, поскольку оно отличается от старого, нам кажется искажением библейского послания» (Стремление к благочестию, С. 137).

Он объясняет это искажение: «Мы приучены думать, что крест – это искупление, но что он несет в себе меньше, чем искупление, а о Христе – что это Спаситель, который совершает что-то меньшее, чем спасение, о Божьей любви – как о слабом чувстве, которое никого без дополнительной помощи от ада защитить не может, и о вере как о той помощи, в которой нуждается Бог для достижения всех этих целей. И в результате мы больше не можем ни верить библейскому Евангелию, ни проповедовать его. Мы не можем ему верить, потому что наши мысли попали в ловушку принципа совокупности усилий. Нас преследует арминианская идея о том, что если вера и неверие есть действия, за которые мы несем ответственность, то эти действия должны быть независимыми; а поэтому мы не можем верить, что имеем спасение только по благодати Божией через веру, которая сама по себе есть Божий дар, изливаемый на нас с Голгофы. Вместо этого мы запутываемся в собственном двойственном понимании спасения: в какой-то момент мы говорим себе, что все зависит от Бога, а уже в следующее мгновение – что все зависит от нас. И путаница в голове, которая в результате всего этого возникает, лишает Бога большей части той славы, которую мы должны бы были воздать Ему как автору и совершителю спасения, а нас – львиной доли утешения, которое мы можем получить, зная, что Бог за нас» (В поисках благочестия, С. 137).

Эта маленькая брошюра (написанная как сопроводительное эссе) «грянула» с такой ясностью, силой и красотой, что многие из нас поняли – это (вновь меняя метафору) музыка нашей отчизны. Это было истинно. Это было абсолютно библейское понимание. С наших запутавшихся умов спала пелена чужеродной философии, которая мешала десяткам текстов открыться нам в их действительном значении. Бомба. Строительный элемент. Музыка. И не только. Пакер стал глашатаем восстановления Евангелия.

Больший среди людей

И это не просто совпадение, что за последнюю четверть века евангельское сообщество стало свидетелем как реформатского возрождения, так и увеличения числа движений, книг и конференций под девизом центральной роли Евангелия. Для тех, кто воспринимает Слово и мир так же, как и Джеймс Пакер, это не какие-то разрозненные движения.

И все потому, что смиренный слуга был готов написать «вступление», которое, по расхожему мнению, должно было остаться в тени великой книги. Однако Господь Иисус нам сказал об этом так: «Кто хочет между вами быть большим, да будет вам слугою» (от Матфея 20:26).

Джеймс Пакер был великим человеком. Проявлял ли он искренний интерес к увлечению моей жены детективными романами, помогал ли в организации конференций неизвестным пасторам, избавлялся ли от богословского шлака, писал ли неисчислимые сопроводительные статьи к книгам других людей, вносил ли вклад в переиздание Джона Оуэна – во всем этом проявлялось то, что я назвал реформатским богословием в руках слуги. Или, говоря его словами, все это было библейским Евангелием в руках слуги.


Три вещи, которые каждый христианин должен знать о Реформации:
1. Реформация была о счастье.
2. Реформация была о свободе.
3. Реформация была о будущем.

Недавняя пандемия всколыхнула интерес к всевозможным теориям заговоров. Одной из самых популярных стала тема Второго Пришествия и, особенно, восхищения Церкви. Кто-то считал, что Христос должен был прийти второй раз на нашу Землю уже в сентябре, поэтому они начали судорожно готовиться.

Но что значит быть готовым ко Второму Пришествию Христа? Нам поможет разобраться в этом Евгений Бахмутский.

Членство в поместной церкви

26.10.2020 / Алексей Прокопенко

Иногда можно услышать, как некоторые люди говорят: «Я член Вселенской церкви. Мне не обязательно быть членом поместной общины». Правильное ли это отношение к церкви? Соответствует ли оно Писанию? Доволен ли Бог таким отношением?